Музей находится на территории Саввино-Сторожевского монастыря

ВРЕМЯ РАБОТЫ МУЗЕЯ:

с 10.00 до 18.00 (касса работает до 17.00) ежедневно, кроме понедельника

В летнее время музей работает по пятницам до 17:00 (касса - до 16:30), по субботам до 20.00 (касса - до 19.30)
knopkazakeksk
Заказ экскурсий:

8(495)992-94-64

8(915)393-55-65

Новые поступления

Туфельки вернулись!
В музей вернулись из реставрации женские туфли XIX века. Реставратор – Насырова Н.Ш.


Фонды Звенигородского музея пополнились ценным экспонатом — друг и партнёр музея Андрей Мятиев передал в дар музею дореволюционный шёлковый зонт (ок. 1900-1910 гг.), которому практически не потребуется реставрация — купол, ручка и механизм зонта находятся в хорошем состоянии.


В 2016 году в музей поступила хорошая коллекция полотенец конца XIX – первой половины ХХ века. Два из них показались нам несколько необычными из-за своих надписей, вышитых на концах: на первом — «ПОД КРЭСТОМ МОЯ МУГИЛА ВЪ ЭТОИ МУГИЛЕ ЛЮБОВЬ НА КРЕСТЕ МОЯ ЛЮБОВЬ», «КОГДА УМРУ, ТОГДА НА КЛАДБИЩЕ ПРИДИ И У КРЕСТА МОЕЙ МОГИЛЫ НА ПАМЯТЬ РОЗУ ПОСАДИ»; на втором — «ПОД КРЕСТОМ МОЯ МОГИЛА На Кресте Моя Любов», «ТУТ ЗАСТИГЛА МОЯ СИЛА Закипiла В душi Кров». При изучении материалов по этой теме оказалось, что подобные надписи на вышивке были достаточно распространены в конце 19 — нач. 20 вв. в разных вариантах. Это народная интерпретация четверостишия из стихотворения А. Кольцова «Последняя борьба» (1838 г.): «У меня в душе есть сила. У меня есть в сердце кровь. Под крестом моя могила: На кресте моя любовь!».

1a

1b

2a

2b


«Кто сидел на моём стуле…?»

— так и хочется воскликнуть, глядя на поступившие в фонды Звенигородского музея два кресла начала ХХ века в стиле «неоампир».
Зеленый плюш, которым обтянуты кресла, изрядно потёрт – наверное, не один хозяин сменился у этих модных в то время предметов мебели. Желание приблизиться к стилистике усадебной культуры начала XIX в. и копирование старых образцов мебели во многом было вызвано столетним юбилеем Отечественной войны 1812 года. Как в мебели, так и в архитектуре происходит, пусть и творчески переработанное, повторение стиля «ампир», сущность которого выражена в самом названии – «ампир» в переводе с французского – «империя». Блеск и роскошь наполеоновской эпохи опять становятся актуальными, поэтому подобные кресла свидетельствовали о социальном и материальном благополучии хозяина.

P1370975


Сколько в сундук добра не клади — все мало…

На дворе весна, а надеть-то нечего! Какая женщина не любит обновить гардероб к теплому времени года?! Только хранить многочисленные наряды в современных квартирах негде.
А вот в боярских хоромах не прочь обзавестись дополнительным сундучком для своего добра. Поэтому Звенигородский музей приобрел для своей боярыни богатый сундук конца XVII – начала XVIII века, отделанный кожей и просечными железными накладками. Подобные сундуки были в царском и боярском обиходе, в среде высшего столбового дворянства. Особый интерес и значимость данному сундуку придает то, что он принадлежит к типу сделанных по европейской моде дорогих сундуков, в то время только что появившихся в русском быту. Такая значимая  и редкая вещь сразу заняла достойное место в экспозиции «Покои боярыни XVII века». Сундук приобретен на средства, выделенные Министерством культуры Московской области по программе «Культура Подмосковья».

Звенигородский музей. сундук


Собрание Звенигородского музея пополнилось работами Народного художника СССР Николая Жукова

Н.Н. Жуков. Дачные новости. Собрание Звенигородского музеяВ рамках закупки, осуществленной Министерством культуры Московской области, в собрание графики Звенигородского музея поступили четыре работы Народного художника СССР Николая Жукова (1908 — 1973) : «Сонечка» (1957), «Сельские новости» (1954), «Дед Матвей» (1953), «Фотограф Томашевич» (1954). Вмести с этими рисунками собрание работ этого выдающегося художника в Звенигородском музее насчитывает уже 32 единицы и, надеемся, будет пополняться и дальше.


Новые предметы этнографии в собрании Звенигородского музея

Новые предметы этнографии в собрании Звенигородского музеяКоллекция Звенигородского музея недавно пополнилась предметами крестьянского быта, переданными в дар: несколько резных и расписных прялок, сундук и ручная маслобойка. Особую ценность для этнографической коллекции музея представляют собой прялки, очень разнообразные по типам и местам бытования. Например, одна из них относится к группе прялок, близких по общему типу к вологодским прялкам-лопаткам. Этот совершенно экзотический вид бытовал на севере Костромской губернии в Солигаличском уезде в приграничье с Грязовецким уездом на реке Совеге. Еще один очень интересный тип прялок, поступивших в музей – так называемая «прялка с фонарями»: данная прялка представляет собой оригинальный образец костромских прялок, бытовавший на территории Галичского уезда Костромской губернии. Ножки таких прялок многоярусные, сплошные и состоят из нескольких различных по форме многогранников, поставленных один на другой. В каждую грань многогранников под стекло подкладывали кусочки разноцветного ситца, обоев, осколков цветного стекла или зеркала. Поэтому крестьяне и называли их прялками «с фонарями». Материал для украшения «фонарей» приносила заказчица, собирая все, что находила подходящего: кусочки ткани от платьев, конфетные бумажки, осколки разбитого зеркала. 


В собрание музея поступили редкие экспонаты XVII века

На выставке «Покои боярыни XVII века» и в исторической экспозиции «Древний Звенигород» можно увидеть редкие предметы, приобретенные музеем на собственные средства в салоне «Русская усадьба».

IMG_15791. Латунная чернильница второй половины XVII века, декорированная с одной стороны изображением трубящего в рог всадника среди растительных завитков, с другой – изображением скоморохов. Чернильницы, бывшие непременной принадлежностью всякого рода «приказных» и «служилых» людей, представляли собой портативный письменный прибор из чернильницы с навинчивающейся пробкой соединенной цепью или кожаным шнурком с перницей в виде медной трубки для гусиного пера. В полном наборе или по отдельности эти предметы крепились шнурками к ремню у пояса, но до наших дней они сохранились только в разрозненном виде.

кувшин2. Медный кувшин принадлежит к изделиям отечественного производства и соответствует типу кувшинов конца XVII – первой половины XVIII века. Такой тип кувшинов традиционно производился в городах северо-восточного направления от Москвы (включая Ярославль, Кострому, Вологду), исторически отмеченных производством посуды из отечественной меди (от XVII века упоминаются кувшины на «холмогорское дело»).

Лубяная коробья по конструктивным особенностям, материалу и декоративному оформлению может быть датирована концом XVII — началом XVIII вв. и отнесена к оригинальным и редким образцам ранних русских сундучных изделий. Неординарное использование конструктивных элементов из дерева в сочетании с железной оковкой указывает на заказной характер коробьи и на высокую стоимость в период ее создания. Выполненная мастерами Великого Устюга, данная коробья воспроизводит типологию новгородских лубяных коробей XVI – первой половины XVII вв., которые практически не сохранились.


Звенигородский музей приобрел дамское платье

Евстигнеевы

дамское платьеНедавно коллекция нашего музея пополнилась интересным экспонатом – дамским бархатным платьем, сшитым в середине 1890-х гг. Владелица платья, Анастасия Андреевна Евстигнеева (в девичестве Егорова), была дочерью московского купца Андрея Григорьевича Егорова, торговавшего зерном и мукой и имевшего в Москве дом на Зубовском бульваре. Вышла замуж за чиновника Евстигнеева Константина Николаевича и проживала с ним в г. Коломне; умерла в 1950 г. В музей платье было передано наследницей владелицы.

На жизни этого платья отразилось не одно модное веяние тех лет. Первоначальный силуэт платья виден на фотографии 1895 г., которая запечатлела его первую владелицу. Это было визитное платье осенне-зимнего сезона, соответствовавшее модным тенденциям 1890-х гг. – буфы в верхней части рукавов, меховая оторочка по подолу, украшение вышивкой черным  и металлическим граненым бисером. Позже, возможно, в 1910-х гг., в связи с изменением моды, платье перешили – были убраны буфы, изменен нижний край рукавов, убрана меховая оторочка подола. В настоящее время реставраторам предстоит большая работа по изучению платья и приведения его в экспозиционный вид.